Дыхание времени: редкие и ценные издания

Дорогой читатель!
Мы продолжаем нашу рубрику «Дыхание времени: редкие и ценные издания».
    

Напомним, что в Центральной библиотеке имени В.А. Пазухина с начала 90-х годов прошлого века существует фонд редких изданий. Особый интерес представляют книги, газеты и журналы XIX-XX веков.
Говоря о русской классической литературе, мы представляем образы Пушкина, Толстого, Тургенева, Достоевского. И мало кто представит образ Писемского. Он относится к тем авторам, имена которых у большинства современных читателей как бы не на слуху, хотя в истории литературы – они признанные классики. Именно о нём мы и хотим сегодня рассказать в нашей рубрике. Тем более, что родом писатель был из Костромской губернии. А ведь когда-то Кинешма являлась уездным центром этой самой губернии. И мы с гордостью можем причислить Писемского к своим землякам.

Немного расскажем об этом человеке. Русскому писателю и драматургу Алексею Феофилактовичу Писемскому в 2021 году мы отмечаем две даты: 200 лет со дня рождения и 140 лет со дня смерти. Один из самых популярных писателей своего времени, тонкий знаток театра и сам незаурядный актер, он по внешности ничем не напоминал художника, артиста, как тогда называли всякого человека, причастного к искусству. Петербургским и московским литераторам бросалось в глаза прежде всего его провинциальность. «Трудно себе представить, — вспоминает историк литературы Павел Васильевич Анненков, — более полный, цельный тип чрезвычайно умного и вместе оригинального провинциала, чем тот, который явился в Петербург в образе… Писемского, с его крепкой, коренастой фигурой, большой головой, испытующими, наблюдательными глазами и ленивой походкой». А он не только не старался преодолеть в себе эту «провинциальность», но даже несколько щеголял ею. Говорил он с ярко выраженным костромским акцентом, а о «столичной утонченности жизни», как вспоминает тот же Анненков, всегда отзывался насмешливо. В нём было что-то простецки-задиристое, свойственное его младшим современникам – писателям-разночинцам 60 – 70-х годов 19 столетия.
А теперь поговорим о книгах А. Ф. Писемского, которые хранятся в зале редкой книги кинешемской центральной библиотеки. Их не так много, как хотелось бы, но всё же двумя мы можем похвастаться. Первая книга – это том 22 из полного собрания сочинений, изданная в типографии товарищества М.О. Вольф в 1896 году. В него вошли такие драматические произведения как «Ипохондрик», «Раздел», «Хищники» и «Финансовый гений». Если вы заинтересуетесь пьесами Писемского, то заметите, что они составляют особую линию в развитии русской драматургии середины XIX века, отличающуюся своей оригинальностью. Вторая книга – том 5 собраний сочинений, изданный в 1911 году в издательстве А.Ф. Маркса в Санкт-Петербурге. В этот том вошел роман «Люди сороковых годов». В основе романа — история жизненного пути политического ссыльного, писателя Павла Вихрова. В этой истории автор объединил художественный вымысел с некоторыми подлинными фактами своей собственной жизни. Об автобиографизме «Людей сороковых годов» заявил и сам Писемский в своей пространной, но оставшейся незавершенной автобиографии. В частности, в ней сказано: «Описание моего детства находится в «Людях сороковых годов» в главе 2-й».
Глубокий знаток жизни, Писемский создал целую галерею самобытнейших образов, в жизненную достоверность которых нельзя не верить. «Это большой, большой талант! – писал А.П. Чехов. – Люди у Писемского живые, темперамент сильный… Кстати: прочел я и «Космополис» Бурже. У Бурже и Рим, и папа, и Корреджио, и Микель Анжело, и Тициан, и дожи, и красавица в 50 лет, и русские, и поляки – но как всё это жидко и натянуто, и слащаво, и фальшиво в сравнении с нашим, хотя бы всё тем же грубым и простоватым Писемским». В конце жизни Писемскому пришлось выдержать несколько страшных ударов. В 1874 году застрелился в Петербурге его любимый сын Николай, незадолго до того блестяще окончивший университет, человек, по свидетельству современников, огромного ума и дарования. В 1880 году другой сын, Павел, талантливый учёный-правовед, заболел тяжёлой психической болезнью. В этом же предсмертном году Илья Репин написал портрет писателя. С полотна, тяжело опираясь на суковатую палку, на нас с растерянностью глядит вынесший немыслимые душевные муки старик (а было ему 59 лет от роду).

Таким оказался финал. Жизнь была немилосердна к Писемскому. Так пусть будет милосердной и благодарной хотя бы память. Наша память.

Поделиться:


Добавить комментарий



  • Онлайн радио #radiobells_script_hash